?

Log in

No account? Create an account
18 February 2019 @ 04:55 pm
ГОРОД БРАТСКОЙ ЛЮБВИ
Бросив родителей, жили они свою
бесконечную и полную, как в раю.
Жизнь их в Филадельфии протекала,
ежеутренне в комнаты проникала.
Кого матери вскармливали соском,
стали чужим куском,
стали чужим ломтём, но о том, о том
узнают они потом,
когда у них не выйдет напиться чая,
пустого дома не замечая,
когда не поможешь значительной суммой денег,
и, упав перед носом, не рассмешишь...
В телевизоре шумит массовик-затейник,
на кухне свистит кофейник,
а соседи-немцы тратят последний пфенниг
на выпивку и гашиш.
 
 
11 February 2019 @ 12:04 pm
***
Вышнего мало. А кто там бывает нижний?
Новгород, чин, рубаха, октава, полка.
Правда, если я перейду на книжный,
вышнего будет столько!
Не один Волочек, а еще и сфера,
сила и мудрость, и что называют «гласом»,
то, что не связано с телом, костями, мясом,
чему не найдена мера.
Я на ежедневном невнятно вякал,
не высокопарно и без кимвала.
Плакал жене давнишней, жене привычной,
употребляя низший, корявый, личный.
Я ей мычал, кричал, а она кивала,
ибо прожито столько, что слава Богу!
Если высоким слогом, то гаснет факел.
Если обычным словом, то колет сбоку.
 
 
02 February 2019 @ 06:12 pm
***
Ноль градусов. Перчатки и пальто.
Кругом январь. Кафе полны народом.
Там женщины надеялись на то,
что этот не окажется уродом,
а этот, красный, словно самовар,
им о любви чего-то заливал,
глядел в глаза и руки целовал.
Ноль градусов. Январь. Мечта о лете.
Запутанные личные дела.
Неловкие, закутанные дети,
их женщина когда-то родила.
Они взрослели. Жили. Их тела
носили шерстяные свитера.
Перчатки и пальто они надели,
они одели собственных детей.
Казалось бы, давно сдана колода,
жизнь каждого в руках автопилота,
казалось бы, живи и молодей!
Но по-другому думала природа,
и сердце начинало холодеть и
опаздывали, завтрак не доели...
в конце концов им жены надоели,
и оказались так одни на свете
и эллин, и монгол, и иудей.
 
 
 
16 January 2019 @ 11:18 pm
О том, что Куккук был дороже ван Эйка, об одном сумасшедшем директоре музея и вообще о музеях.

https://aboutpaintingblog.wordpress.com/2019/01/16/%d0%bc%d1%83%d0%b7%d0%b5%d0%b8/
 
 
 
 
08 December 2018 @ 10:50 am
***
Всех, кто был румян и молод –
перемелет или смоет,
время каждого смирит:
кто-то Мальборо смолит,
а потом внутри болит,
а потом он Бога молит,
ищет крестик и талит,
пульмонолога и будду,
врет им после, что «не буду!»
Ничего ему не надо,
кроме рая или ада.
Жизнью раненый навылет
в прошлом был предупрежден,
был зачат, потом рожден,
был рожден, а после вымыт,
а потом с водою вылит.
Мы подобного не ждем,
мы другие... о другом...
Жизнь и плоть текут кругом.
Тело. Губы. Красота.
Но не станет и остынет,
если жвачку изо рта
при соитии не вынет.
Безобразный анекдот...
Или случай глуповатый...
Почему в моей кровати
обязательно не та,
почему в ее кровати
обязательно не тот?
Все равно пускай течет,
сушит рот, горчит, не лечит,
закрывает на учет
и себе противоречит.
Пусть заноза и зануда
никогда не скажет «да»,
Ешь и пей! Живи покуда –
не податься никуда.
 
 
01 December 2018 @ 09:42 am
***
Божий глас, запрещающий есть свинину,
обьясняющий, как приготовить кашу,
как смотреть на еву мою и вашу,
запрещающий вовсе смотреть на тело –
что смертельно, как наступить на мину.
Не пойму – Ему-то чего за дело?
Книга книг похожа на сводки боя,
говорит про гибель, войну, бойницы.
Под луною выглядит все иначе.
Будет дождь. Суставы мои заныли.
Вон идет девица с соседней дачи.
Ева пахнет хвоей. Такая хвоя
забивает хлор в агрессивном мыле
для мытья больницы...
Для мытья больницы... чтоб смыть заразу.
И не только запах не так, как надо.
Бытие у нас не подходит глазу,
не найти в нем выхода или лаза:
тамада, который красней томата,
ловелас огрызающийся «сама ты...»,
и телячьи шницели из конины...
мои брюки, которые так помяты,
что в искомканные штанины
попадаю только с восьмого раза.
 
 
22 November 2018 @ 04:13 pm
***
Молодая тетка хватила лишка,
для нее ушиб это просто шишка,
для нее упасть это не несчастье,
у нее запасные части.
Запасные локти, коленки, ноги.
Молодые тетки не одиноки –
их друзья поддерживают под руки.
Ей не страшно солнце, когда на юге.
Не мешают выспаться крики-звуки.
Не тревожит даже потеря в весе,
она будет главною в каждой пьесе.
Ей как раз охота поменьше весить,
чтоб одежда из натуральной кожи.
Не страшны ей холод и минус десять,
минус тридцать тоже.
После душа она в простыне, как в тоге.
А без тоги – светится и искрится,
тем сильнее светится, чем моложе.
А потом... потом будет ей за тридцать.
И за сорок тоже.
 
 
18 November 2018 @ 01:27 pm
Укороченные и искалеченные картины Рембрнадта. И никогда не узнать, какими они были на самом деле.

https://aboutpaintingblog.wordpress.com/2018/11/18/%d1%83%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%be%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b8-%d0%b8%d1%81%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b8%d0%bd%d1%8b-%d1%80/