(no subject)

***
Подобного себе слепили боги...
вернее, Бог. Ребенок, паренек.
Умылся. Воротник его намок.
Осмелился и вылез из берлоги.
Грудная клетка. Бьющийся комок.
Пустился по долам и по морям,
оторопел от слов и панорам:
в программах Бибиси носили маки –
какие-то значки или брелки –
все телевизионные ломаки,
актеры и шотландские стрелки,
американцы пели на бейсболе
свой гимн без отвращенья и без боли,
на теплом юге жили отморозки,
на флагах были звезды и полоски,
корейцы щеголяли Ким Ир Сеном
и тикали часы по воскресеньям...
У каждого свой собственный конек...
Пока другие были одиноки,
друзья, подруги на его манок
шли косяком, и мир лежал у ног.
Жизнь покорялась, раздвигала ноги.
Он создал сам себя. Законопатил
все дыры, электричество провел,
пресс накачал, купил себе ковер,
и ни при чем тут гены и Создатель,
жена для достижения оргазма
ему всегда служила безотказно,
из уст его струились мед и грусть,
он код писал, он помнил наизусть,
что надо знать из каждого поэта.
А я ни то не сделал и ни это...
С женой опять же... Ладно! Ну и пусть!!!

(no subject)

***
По радио голландский диктор-враль
пообещал, что кончится февраль.
Он слушателям раздавал советы,
и верящие попадали в рай –
шарфы и шапки складывали в ларь
бронировали авиабилеты.
Он уверял, что чувствует нутром,
что выживем, что все мы не умрем,
а только те, кто бедный или старый,
застывшие, как выпившие бром,
кому не нужен ни аэродром,
ни выпивка, ни белые кристаллы.
Меня просили предъявить айди,
а мой сосед, работавший в айти
пил каждый вечер и без интервала...
Хотя темнело около шести,
но было аргументов не найти.
И логика везде торжествовала.

(no subject)

***
Сколько негров стало в американских фильмах!
Больше, чем трав ковыльных в степях ковыльных,
чем японцев в японских фирмах.
Сколько женщин в анорексичном теле!
Мужикам видны они еле-еле,
правда, берут их в программы (в теле),
там боятся живых и резвых.
И они ныряют в волнАх эфирных,
и не пьют отраву в конце недели,
и в пижаме ночью лежат в постели
не вспотели и не простыли.
Времена угрюмые и простые...
Вместо «Рюмочных» встал миллион «Кефирных»,
вместо пьяных всюду встречаешь трезвых,
пресных, мирных, неинтересных, смирных,
кто живет в квартире, башкой не треснув,
кто похож на мишени в тире.