?

Log in

No account? Create an account
Первая часть.

НЕВОЗМОЖНОСТЬ ИЗМЕНИТЬ ПОВЕСТКУ ДНЯ И ИЗМЕНЕНИЕ ЭТОЙ ПОВЕСТКИ
Вайцман заложил основы, а когда в свою очередь молодые ученые, принявшие теории Вайцмана, становились заслуженными и важными, они не спешили опровергать сами себя, даже если их мнения были основаны лишь на фантазиях основоположника и учителя. Подобная ситуация с теориями в истории искусств весьма характерна. Почти всегда, как только важный профессор принимает какое-либо решение, гипотеза его становится истиной. Возразить ему может лишь другой такой же профессор-тяжеловес, если по каким-то своим причинам решится на открытый конфликт. Да и в этом случае карьера ученого никак не страдает. Конечно, кто-то примет сторону его противника, но ведь и оппонент может оказаться неправ, ни у кого нет монополии на истину, поэтому профессор после критики, которая нам со стороны кажется убийственной, продолжает свою работу, публикует статьи, воспитывает учеников, и подобная деятельность (протяженная во вермени) во многом действеннее, чем одноразовая (и написанная в сдержанном западном тоне) разгромная рецензия на самую важную книгу ученого (таковым был короткий отзыв Робина Кормака на второй том Ярослава Фолды «История искусства крестоносцев 1187-1291, но Фолда и доныне жив и здоров и является востребованным автором). Рядовой же исследователь даже в рецензии на книгу важного ученого, когда согласно жанру полагается не только хвалить, но и критиковать, не посмеет сказать правду и не увидит очевидного (так Нурит Кенаан-Кедар в рецензии ну ту же книгу Фолды безоговорочно ее хвалила и не была смущена даже отсутствием указателя, которое делало книгу во многом бесполезной).
Однако со временем, а особенно после смерти ученого таких возражений неостановимо возникает все больше и больше. Для того, чтобы защищать докторские диссертации, писать статьи и книги, надо утверждать что-то новое, что-то свое, а бесконечное поддакивание умершему авторитету чем-то новым не является. Read more...Collapse )

Третья часть.